Другу, Стефко Владимиру, посвящается

Категория: Память Опубликовано: 16.03.2015 Автор: Газета Заря

Мы продолжаем на страницах нашей газеты «Заря» рассказ об участниках локальных войн. Свой интернациональный долг выполняли и сотрудники РОВД. Сегодня мы посвящаем отдельную страничку Владимиру Анатольевичу Стефко – тому, кто знал Чечню не по слухам.

«Никто не властен смерть остановить,

Лишь в нашей власти помнить и любить…»

В. Глущенко, заместитель начальника – начальник полиции МО МВД РФ «Новоузенский», подполковник полиции

Лето 2010 года. Жара. Идет гражданская панихида. Говорят речи. В горле – комок. Влага в глазах предательски выдает волнение и скорбь. Больно стучит в висках: «Почему сейчас, когда миновала война в Чечне? Зачем уходить из жизни в расцвете сил? Ему бы жить да жить… Почему не встречались чаще и не помогали друг другу словом и делом – так, как это было на войне, которая породнила нас, как братьев, таких разных по возрасту и характеру?..»

Всплывали какие-то моменты, ситуации – иногда курьезные, иногда страшные, от которых до сих пор выступает холодный пот. Именно они проверяли нас на прочность, на крепость духа, на что-то большое и хорошее, что было в каждом из нас. Мы порой и сами не подозревали, на что способны. И вот болезнь неожиданно унесла нашего друга, нашего боевого товарища.

При первом знакомстве он показался мне обычным мужиком: плечистый, крепкий, лет на пять старше меня. Но когда пожили вместе, разделяя маленькие радости и большие трудности, когда вместе тосковали по дому и считали дни до возвращения, когда ныло под ложечкой от ожидания того, кто был на задании, что-то стоящее объединило и породнило нас. Мы вместе пережили многое, вместе выжили, выстояли. И вот тогда стало понятно, что он не просто обычный мужик, а умный, добрый, порядочный, сильный духом. С таким хоть в бой, хоть в разведку, хоть на край света.

Однажды мы ехали на БТР на очередное задание в заводском районе Грозного. Было нас человек семнадцать. Перед небольшой ямкой с грязной дождевой водой БТР неожиданно затормозил, и тут же раздался взрыв. В ямке лежал управляемый фугас. К счастью, никто не погиб, а на мелкие «царапины» мы не обратили внимания. Все произошло так быстро, что никто толком не успел понять, какое чудо спасло нас. Только взрывная волна, как языком, слизнула нас с БТРа на землю.

Раздумывать было некогда, потому что сбоку от дороги, из-за разбитых больших труб какого-то завода послышались автоматные очереди. Мы все были как на ладони перед невидимым врагом! И вдруг Володя заорал во все горло «Ура!» и рванул вперед. А мы все помчались за ним что есть духу –навстречу смерти, о которой в тот момент думали меньше всего. Неожиданно стрельба прекратилась. Когда мы достигли развалин завода, там никого не было. Нападавшие на нас по видимому испугались нашего «ура» и стремительного натиска, струсили и убежали.

После этого инцидента мы анализировали ситуацию совместно с сотрудниками ОМОНа, которые были с нами и у которых за плечами была не одна командировка в «горячие точки». Понятно, что засада была тщательно спланирована. Однако сотрудники ОМОНа тоже поддались на боевой клич «ура», хотя это противоречило всем законам ведения боевых действий в современных условиях. А я так гордился своим другом! Ведь это он зарядил нас своей отвагой, порывом и спас от гибели.

…Юрий, Александр и я стояли рядом, а он лежал – молчаливый и строгий, ушедший от нас не на войне, а здесь, под голубым небом и ярким солнцем, в мирном поселке, где никто не стреляет. Было мучительно больно, что он сумел спасти нас, а мы, здоровые и крепкие, не смогли помочь ему. Как не справедливо!

Мы встречались после войны несколько раз, но до обидного мало. Почему? Да, потому что зарываемся в своих делах, проблемах, рабочих буднях, которые съедают время, чувства, память. Если мы не властны остановить смерть, то мы обязаны помнить и любить тех, кто вошел в нашу жизнь навсегда. Это – в нашей власти…

И это все о нем…

М.Х. Ромашов, пенсионер МВД

С Владимиром Стефко я познакомился, придя на службу в Советский РОВД в июле 1989 года. Он был милиционером ИВС. А с июля 1993 года мы стали вместе работать в уголовном розыске.

С первых же дней знакомства с Володей мне стало ясно, что это инициативный сотрудник, обладающий смекалкой, которая так необходима в оперативной работе. Он был очень коммуникабельным человеком, смог придумать любую «легенду» для проведения оперативного мероприятия. Быстро находил решение нестандартных вопросов. С ним было интересно и легко работать.

Володя очень любил природу, восхищался красотой окружающего мира, был очень наблюдательным, замечал мельчайшие подробности в живой природе. Наверное, это было связано с тем, что в детстве он занимался в изобразительной студии и мог прекрасно рисовать, перенося свои впечатления от увиденного на бумагу.

Но самым главным его качеством было умение дружить. Он дорожил дружбой, на него всегда можно было положиться. К сожалению, таких верных друзей в моей жизни больше нет... Он рано ушел, но после себя оставил яркий след и добрую память.

«Заря» от 18 марта

Просмотров: 1589
Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter