Мой дорогой, любимый дядя, наш солдат!

Категория: 70 добрых дел - Великой Победе Опубликовано: 05.03.2015 Автор: О. Судакова

Он был высокий, стройный, с зелеными глазами – мой дядя Евгений Тимофеевич Минаев. Я всегда называла его «наш солдат», хотя он был офицером. С войны дядя вернулся в звании лейтенанта. Уже потом, когда после подписания мирного договора с Японией он продолжил службу в Порт-Артуре, ему было присвоено звание старшего лейтенанта.

Родился дядя 14 февраля 1925 года в крестьянской семье. Он был пятым из шестерых детей (последним в 1931году родился мой папа). Семья Минаевых жила в селе Сулак Чапаевского, ныне Краснопартизанского, района. После окончания школы дядя прошел фабрично-заводское обучение (ФЗО) в городе Балаково и работал там же слесарем на судоремонтном заводе.

Из города Балаково весной 1944 года он был призван в ряды Советской Армии. Призывников отправили пешей колонной до станции. Их путь проходил по противоположному от села Сулак берегу реки Большой Иргиз. Мостик через реку вел прямиком к селу, в котором жила семья дяди. Мой отец рассказывал, что их мама, моя бабушка Люба, в тот день ждала встречи с сыном у реки. Сколько бы детей ни родила мать, о каждом болит ее сердце, а как оно стонет и болит, когда сына отправляют на войну!

То свидание оказалось мимолетным, ведь из-за встречи одного солдата колонну не остановят. Не пришлось даже обнять кровинушку: все ограничилось несколькими брошенными на ходу фразами. А потом – пустота, тревога и месяцы ожидания…

Война еще не окончилась, наши войска освобождали Европу. Военный комиссариат направил дядю на обучение в город Киев во 2-ое артиллеристское Краснознаменное училище самоходной артиллерии. В июле 1941 года училище было передислоцировано в Саратовскую область, но после освобождения Украины войсками Советской Армии вновь разместилось в Киеве, где ему было присвоено имя М.В. Фрунзе. Училище занималось подготовкой офицеров для самоходной артиллерии бронетанковых и механизированных войск.

После окончания училища в 1945 году дядю отправили на Забайкальский фронт, где началась война с Японией. Он был назначен командиром танкового экипажа. Война на Маньчжурском направлении продлилась меньше месяца, но на ней так же взрывались бомбы, свистели пули, корежили землю взрывы мин. И на ней лилась кровь, унося жизни бойцов. Мой дядя выжил на той войне, его мама дождалась своего сына.

Когда в День Победы дядя Женя надевал мундир, на его груди были награды. Их было много, но особенно выделялся и больше всех нравился мне орден Красной Звезды. Когда я была девчонкой, то интуитивно понимала, что эта награда особенно дорога дяде, но тогда я ничего не знала ни о войне с Японией, ни о дядиных воспоминаниях и переживаниях. Проходили годы, я взрослела, мне стала интересна история моей семьи. Чувство глубокого уважения к трудной судьбе родных людей, пожалуй, знакомо большинству из моих сверстников. Мы имели возможность слушать рассказы очевидцев, тех, кто испытал всю тяжесть военных лет. Однажды я попросила дядю Женю рассказать, за какой героический поступок ему вручили орден Красной Звезды, и он с удовольствием сделал это.

Войска Советской Армии стремительно наступали, их танковая бригада прорвалась глубоко в тыл к японцам. По решению командования дивизия должна была остановиться для того, чтобы собрать основные силы. Пришлось танкистам ждать дальнейших распоряжений к продвижению вперед. В это время дядя получил задание доставить генерала Крылова на встречу с командиром военного подразделения, находившегося на расстоянии нескольких километров. Командиры должны были обсудить план дальнейших действий. Встречу планировали провести в окопе, танк намеревались поставить как крышу и заслон от авианалетов.

Туда добрались благополучно, переговоры провели успешно, а на обратном пути произошла непредвиденная ситуация. При наступлении нашим войскам приходилось преодолевать местами упорное сопротивление, а поэтому расслабляться было нельзя. Природа Маньчжурской равнины напоминает местами природу Саратовской области. Продвигаясь в обратном направлении, дядя Женя заметил шевеление в кустах впереди. Его реакция была мгновенной. От резкой остановки двигателя танк стал вращаться на месте, и почти в ту же секунду впереди на пути их следования прогремел взрыв. Это был самурай-смертник. Героизм японских солдат порой превращался в фанатизм: вместо сдачи в плен они совершали харакири и запросто могли своим телом подорвать вражеский танк. Солдаты Советской армии знали об этом, им приходилось быть очень внимательными. На этот раз внимательность и быстрая реакция моего дяди спасла его жизнь и жизнь командующего. Вот так появилась на груди Евгения Тимофеевича Минаева Красная Звезда.

После подписания акта о капитуляции Японии мой дядя остался служить в Порт-Артуре в войсках по обеспечению морской авиации. Когда в 1949 году он приезжал в отпуск, семья Минаевых уже перебралась из Сулака на постоянное место жительства в поселок Советское. Тогда он и познакомился с милой скромной девушкой Лизой Ромашкиной. Они поженились и вернулись в Китай, где родилась их дочь Любаша. В 1954 году дядя с женой и дочкой вернулись в СССР и до 1958 года жили в Астрахани. Там у них родился сын Виктор. А в1959 году семья дяди переехала в районный центр Советское Саратовской области. Дядя работал слесарем в Советской автоколонне, а потом – в Саратовском военизированном отряде, откуда и ушел на пенсию.

Жизнь порой складывается так, что когда проживешь большую ее часть и оглянешься, то не находишь объяснения многим поступкам. Мне часто приходится задавать себе вопрос: почему я не расспросила дядю подробнее о военных буднях, боевых товарищах, почему?

Долгие годы жизни мой дядя оставался статным, с офицерской выправкой. Он жил с семьей в двухэтажном доме на первом этаже, у них была просторная уютная квартира. Они встречали нас тепло и душевно, и я очень любила бывать у них в гостях с мамой и папой. Потом, в зрелом возрасте, я стала все реже заходить к ним и сейчас мне бывает очень стыдно за это.

Умер дядя Женя 29 декабря 2005 года. В феврале 2005 года ему исполнилось 80 лет, а в мае отмечали 60 лет Великой Победы. Фронтовикам вручили очередную юбилейную медаль и повысили воинское звание. Он стал капитаном. Но здоровье его ослабло.

Моя дочь и мой сын – все знают о нашем солдате! Когда вырастут внуки, они так же будут знать о дяде Жене и о той войне. Это касается нашей семьи, это касается нашей Родины.

Мой самый любимый праздник – День Победы! В этот день всегда по- особому волнуется сердце, в груди теснит от торжества, горечи и гордости, а в памяти – мой дорогой, любимый дядя, наш солдат!

«Заря» от 6 марта

Просмотров: 1333
Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter